Наш Господь приказывает Екатерине посвятить себя благу её ближних

12/14/2017, No Comment

Из книги «Житие святой Екатерины Сиенской» блаженного Раймонда Капуанского, её исповедника. Часть II, глава 1.

Наш благословенный Господь был щедр для своей супруги своими сладостными благодатями. Он испытал её душу битвой и победой. Он одарил её замечательными наставлениями и обогатил её чрезвычайными достоинствами. Поэтому сияние света не было предназначено для того, чтобы быть сокрытым, но для того, чтобы светить повсюду. Супруга должна была вернуться к тем способностям, которыми её одарил Господь: «Открой мне», - сказал Он ей - «отвори мне двери душ своим рвением, чтобы я мог войти. Открой проход, через который овцы могли бы пройти на пастбище. Открой мне, моей славе и небесным сокровищам истины и благодати, чтобы они пролились на верующих. Открой мне, сестра моя по природе, мой друг по внутреннему милосердию, моя голубка по простоте духа, моя безукоризненная и чистая душою и телом».

И Екатерина ответила на этот зов. Более того, она часто признавалась мне, что когда Господь приказывал её выходить из своей кельи и разговаривать с мужчинами, она испытывала настолько сильную печаль, что казалось, её сердце разбито. После мистического союза, который Господь благоволил заключить с Екатериной, Он постепенно включал её в «активную жизнь». Однако Он не лишил её небесной связи, а наоборот, укрепил её в ней, чтобы она достигла ещё большего уровня совершенства. Зачастую в своих явлениях, разговаривая с ней о своем Царстве и открывая ей некоторые его тайны или читая с ней псалмы, Он добавлял: «Иди скорее, уже время трапезы, твоя семья собирается за столом. Иди, присоединись к ним, а после вернешься ко мне». Услышав эти слова, Екатерина начинала рыдать: «Если я оскорбила Твое Величество видом своего жалкого тела, то накажи его немедленно, я с радостью приму все что угодно. Но избавь меня от горечи быть отлученной от Тебя даже на мгновение, о, мой возлюбленный. Что я буду делать за столом? Ты прекрасно знаешь, что моя пища та, которой те, к кому ты меня посылаешь, не знают. Разве только в хлебе человек находит свою силу? Не слова ли исходящие из Твоих уст есть силой и поддержкой для паломника? Тебе известно, что я сбежала от общества, чтобы найти Тебя, Господь мой и Бог мой. И я получила Твою благодать, несмотря на недостойность, а теперь я должна оставить это неоценимое сокровище, чтобы снова замешаться в мирских делах и впасть в свое прежнее невежество и возможно, стать Тебе отвратительной? Ах, нет, нет. Твоя бесконечная доброта никогда не повелит ничего такого, чтобы душа отдалилась от Тебя».

Завещание или устав любви*

12/11/2017, No Comment

Из книги Писем блаженного Генриха Сузо, Письмо 28a.

Да святится в вас Имя Божие, чтобы вы могли с радостью черпать воду из ран Иисуса Христа. Божия любовь, истинный мир, глубокое смирение, черпаемое из верного сердца Иисуса, отдаление всяческого тяжкого страдания, радостное забытье в обществе достойнейшего Сына Божьего и Девы да будут вашим уделом! – вот, вместе с моим Отче наш, приветствие, которое я вам шлю в Иисусе Христе.

Милейшие моему сердцу дети, все вместе, внутри и снаружи, вы являетесь единым в моем сердце и одним, милым для уха голосом. Мне кажется, что я как будто чувствую исходящую от вас вашу общую любовь, умерщвление самого себя в смирении, мир в вашей жизни и верное исполнение всего, что я – бедный грешник – вам дал и постановил, в том, что касается любви, равно как возможности каждой из вас. Об этом вас прошу и это вам поручаю, доверяю вам и верю всем, что вы охотно будете это исполнять. С тех пор как Бог мне препоручил вас всех, я ношу вас глубоко в моем сердце. Поэтому взываю к моему наилучшему, возлюбленному Господу, Иисусу Христу:

Опасности покаянных практик

12/07/2017, No Comment

Из книги «Диалог о Божьем Провидении или книга Божественного Учения» св. Екатерины Сиенской, Учение о истине, CIV.

Рассказал Я тебе, дражайшая дочерь, о двух вопросах. Теперь перейду к третьему. Хочу, чтобы ты сосредоточила всё свое внимание. И отругай себя, если дьявол или твой слабый дух искусит тебя к тому, чтобы ты хотела направлять всех моих служителей на тот путь, которым ты шла сама и видеть, что они идут по нему. Это бы противоречило учению, которое дала тебе моя Истина. Часто случается так, что видя многих творений следующих путем сурового покаяния, хотелось бы всех направить на тот самый путь и, заметив, что не все ним следуют, почувствовать гнев и разочарование в ложном убеждении, что они не поступают хорошо. Знай же, что это – огромная ошибка. Тот, о ком судят, что он поступает плохо, отправляя меньше покаяний, часто поступает лучше и он более добродетелен, чем человек, который ропщет против него.

Я сказал тебе уже до этого, что если те, кто питается за столом покаяния, не привносят в свое умерщвление истинного смирения, если их покаяние вместо того, чтобы быть простым инструментом добродетели, становится их основной заботой, часто своим ропотом вредят своему совершенству. Они должны выйти из своего ослепления. Они должны знать, что совершенство заключается не только в умерщвлении тела, но в уничтожении своеволия, воли греховной. Вы должны жаждать и Я этого желаю, чтобы ты жаждала видеть всех на этом пути отречения своеволия и подчинения собственной воли – моей сладостной воле.

Постоянная бдительность

12/04/2017, No Comment

Проповедь Иоганна Таулера.

Ангел Господень является Иосифу в Египте и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву; ибо умерли искавшие души Младенца (Ср. Мф. 2, 19—20).

Есть люди, которые как только возымеют страсть к какой-то новой сущности или доброму делу, тут же со всем пылом кидаются на него, не испробовав и не узнав, хватит ли у них сил или достаточны ли их способности, чтобы довести труд до завершения.

Прежде чем обратиться к новым задачам или образу жизни, нужно подумать о результате и всю силу побуждения прежде направить на Бога и внутренне послушаться Его совета. Поскольку иначе человек быстро удалится от себя самого и от своего пути — и, в конце концов, погубит себя такой дерзостью.

Когда Иосиф вместе с Младенцем и Богородицей был в бегстве, то после того, как сказал ему ангел во сне, что Ирод мертв, разузнал, что правит сын его, Архелай (Мф. 2, 22). Поэтому он и дальше не терял бдительности, дабы не убили Младенца.

От Платона к Аристотелю

11/30/2017, No Comment

Из книги Г. К. Честертона, «Святой Фома Аквинский», Глава I, О двух нищих братьях, с.

Мы еще увидим, что чисто духовная или мистическая сторона веры заняла слишком большое место в первые века христианства благодаря гению Августина, который прежде был платоником и, может быть, так и не порвал с Платоном; благодаря запредельности Псевдо-Дионисия; благодаря тому, что поздняя империя склонялась к Востоку, и было что-то азиатское в жреческих императорах Византии. Все это придавило то, что мы называем духом западным, хотя по праву его можно назвать просто христианским, ибо его здравый смысл свято и просто связан с Воплощением. Как бы то ни было, пока достаточно заметить, что богословы несколько закоснели в гордыне платоновского толка, - они гордились тем, что владеют истинами, которых нельзя ни потрогать, ни перевести, словно у их мудрости не было никаких корней в этом мире. И вот, прежде всего (никак не после!) Аквинат сказал им примерно так:

- "Не мне, бедному монаху, оспаривать у вас алмазы мудрости, очерченные по самым строгим правилам и сверкающие небесным светом. Да, вы владеете ими, они есть до того, как мы успели подумать, не говоря уж о том, чтобы потрогать или послушать. Но я не стыжусь признаться, что мой разум питается моими чувствами. Тем, что я думаю, я обязан во многом тому, что я вижу, обоняю, слышу, трогаю; и, пользуясь разумом, я вынужден считать действительной эту действительность. Словом, я не верю, что Бог создал человека только для тонких, возвышенных, отвлеченных размышлений, которым вам дано предаваться. Я верю, что есть промежуточный мир фактов, которые через чувства становятся материалом мысли, и что в этом мире властвует разум, представитель Бога в человеке. Люди ниже, чем ангелы, но выше, чем животные, и все, что мы видим вокруг себя. Конечно, человек может быть и вещью, даже очень жалкой вещью. Но то, что сделал Человек, могут делать люди. И если древний язычник Аристотель поможет мне это доказать, я поблагодарю его со всем смирением".